Русский язык в Таджикистане: обязательный неродной

26 ноября, 2021

В Таджикистане проживает порядка 10 миллионов человек, десятая часть из них – в Душанбе. Ежегодно из республики в Россию выезжают сотни тысяч граждан, и это не только трудовые мигранты: абитуриенты и студенты, сотрудники представительств таджикских компаний, специалисты разных профилей. Кто-то, получив образование в российском вузе, возвращается на родину. Для кого-то это обычная рабочая командировка, долгосрочная или краткая. Кто-то живет на два дома: полгода зарабатывает в России, на полгода возвращается к семье, в Таджикистан, обеспечивая практически безбедное существование близким. Кто-то остается здесь навсегда. Россия – не единственное направление миграции, но очевидно приоритетное: с января по сентябрь нынешнего года Министерство внутренних дел зарегистрировало въезд в страну более 2 млн граждан Таджикистана. Не последний аргумент для приезжих – знание русского языка. Понятно, что его распространение – это инерция истории, общего советского прошлого: хуже или лучше, но объясниться на русском в Таджикистане по-прежнему может если не каждый, то очень многие. Да, за минувшие десятилетия язык утратил свою популярность, жители отдаленных районов, кишлаков и сёл едва ли поддержат продолжительную беседу. Однако узнав, что вы из России, вас и сегодня скорее всего поприветствуют на русском.

Согласно данным социолингвистического исследования, проведенного в рамках проекта «Новая языковая идентичность в трансформирующемся обществе: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан», 97% таджиков считают, что знание русского им необходимо. 92% респондентов уточняли, что язык они изучали целенаправленно – в школе, в вузе или на курсах. Отвечая на вопрос, какие языки вы бы выбрали для получения образования своих детей и внуков, 540 человек назвали русский, английский и таджикский; 460 — таджикский и русский, и 361 респондент выразил убеждение, что подрастающему поколению будет достаточно только родного. Опрос проводился несколько лет назад, однако едва ли за последнее время цифры существенно изменились: «Таджикистан принадлежит к тем странам, в которых при относительно невысоком уровне владения русским языком большей частью негородского населения фиксируется сравнительно высокая потребность в его изучении, — говорит Любовь Дудко, руководитель учебно-методического центра русского языка Русского дома в Душанбе. — Русский в суверенном Таджикистане – это язык «выхода в мир», язык передовых технологий и информации, знание которого даёт приоритетные возможности в образовании, общении, выборе своего будущего». Есть в стране и те, кто придерживается альтернативных мнений, однако объективную справедливость этого утверждения понимают на высшем уровне.  Ещё в 2003 году президент Эмомали Рахмон издал указ «О совершенствовании преподавания и изучения русского и английского языков в Республике Таджикистан». На основе указа были приняты соответствующие госпрограммы, последняя из которых продлена до 2030 года.

Как это будет по-русски?..

Русская Гуманитарная Миссия не первый год работает с Таджикистаном. В 2016-м мы провели первый выездной обучающий курс для преподавателей-русистов из удаленных районов республики, а уже в следующем году — масштабный международный конкурс для преподавателей РКИ «Русский язык – новые горизонты». Участие в нем приняли свыше двухсот русистов из Хатлонской и Согдийской областей, Горно-Бадахшанской автономной области и районов республиканского подчинения Таджикистана — как школьных учителей, так и вузовских преподавателей. Десять финалистов по традиции отправились в Москву. Многие из них, преподающих язык Пушкина и Толстого, именно тогда впервые побывали в России.

Финалисты конкурса «Русский язык в Таджикистане — новые горизонты», 2017 год

Связь с Таджикистаном не прерывалась: за прошедшие четыре года РГМ отправила в местные школы несколько серьезных – и по объему, и по содержанию, — грузов с учебниками и методической литературой, оказала помощь интернату для престарелых и инвалидов В последний раз мы побывали в Душанбе в ноябре – с обучающим циклом «Современные технологии преподавания РКИ в начальной школе». Курс в Таджикистане собрал, кажется, рекордное в этом году количество участников — 49 человек, преподавателей-русистов из школ г. Душанбе, г. Вахдата и Горно-Бадахшанской автономной области, а также старшекурсников факультета русской филологии Таджикского национального университета.

Курс РГМ проходил на площадке Русского дома в Душанбе. Адрес хорошо известен многим и в городе, и далеко за его пределами: здесь регулярно проходят всевозможные культурные и образовательные мероприятия, презентации и пресс-конференции, приуроченные к событиям, так или иначе связанным с Россией. В один из дней нашего пребывания в Русском доме состоялась встреча журналистов с представителями Театра кукол имени Сергея Образцова, который привез в Душанбе свои легендарные постановки в рамках юбилейного тура. Гастроли в Таджикистане — вторые с 1949 года! – прошли с аншлагом. Такие же полные залы, пусть и меньше размером, собирают в представительстве Россотрудничества курсы русского языка и консультации для родителей и ребят, собирающихся поступать в российские вузы.

Русский язык в школах с таджикским языком обучения изучается начиная со второго класса. Согласно учебному плану, на эти уроки отводится в среднем два-три часа в неделю, многие берут дополнительные занятия. «Объективно оценивая положение русского языка в Таджикистане, нужно учитывать как количество  людей, повседневно его использующих, так и число образовательных учреждений с русским языком обучения – сегодня таких 28 на всю республику, — приводит цифры Любовь Дудко. — В пяти из них приняты российские программы. Это школы Минобороны, школы Российско-Таджикского университета и филиал подмосковной школы № 83 им. кавалера Ордена Мужества Е.Е. Табакова. Кроме того, работают 170 смешанных школ с таджикским, русским, английским, узбекским языками. В каждой —  в среднем по 1000 учащихся. Добавим открывающиеся повсеместно группы по изучению русского языка».

Ожидается, что в обозримом будущем русскоязычных школ станет больше. В начале минувшего года Совет Федерации одобрил закон о ратификации соглашения, подписанного ранее правительствами России и Таджикистана. Согласно документу, сразу пять школ с обучением на русском языке и по российским стандартам будет построено в республике на средства федерального бюджета. В Минпросвещения заверили, что проблем с кадрами для них не возникнет. Уже сейчас в разных районах страны работают 50 преподавателей из России. Направление российских учителей в Таджикистан – практика отработанная: четвертый год здесь реализуется проект, инициированный профильными ведомствами двух государств под эгидой Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко.

«Для укрепления образования на русском языке делается немало, однако не во всех школах достаточно учебников, методической литературы, а педагоги-русисты и предметники, особенно в регионах, удаленных от столицы, остро нуждаются в повышении квалификации, — продолжает Любовь Дудко, руководитель учебно-методического центра русского языка Русского дома в Душанбе. — В этой связи обязательно стоит отметить важность и целесообразность проведения курсов, подобных тому, что привезла РГМ». И не в последнюю очередь потому, что адресован курс был преподавателям младших классов — тем, от кого дети зачастую впервые слышат русские стихи и сказки, с кем выводят в прописях свои первые русские буквы.

Курс «Современные технологии преподавания РКИ в начальной школе» можно назвать по-настоящему эксклюзивным, программа была продумана специально для этого цикла. О секретах профессиональной речи, об интонации как средстве педагогического воздействия слушателям рассказала Наталья Калуженская, кандидат педагогических наук с многолетним опытом преподавания русского языка как иностранного. Мастер-класс на тему «Интегрированные уроки как средство повышения эффективности обучения в начальной школе» провела педагог начальных классов Ольга Глухова. «Мы занимались совершенствованием наиболее важных, как мы считаем, аспектных речевых навыков и коммуникативных умений педагогов, работающих с младшими школьниками, — говорит Наталья Юрьевна. — При этом опирались, с одной стороны, на наш собственный опыт работы и опыт наших коллег, с другой стороны, на данные научно-методических исследований». Общий язык все собравшиеся нашли уже в первые минуты знакомства: три дня пролетели как один, в атмосфере сотворчества и взаимопонимания, а педагогов принимали как настоящих звёзд, не желая отпускать и провожая буквально аплодисментами.

Н.Ю. Калуженская со слушателями курса

Объясняется такой теплый прием не только исключительным профессионализмом российских преподавателей, но и чрезвычайной востребованностью любой методической информации местными педагогами, работающими с русским языком. «Особенно важно то, что курс прошел в формате оффлайн. Иначе невозможно усвоить сложные теоретические знания, отработать практику. Участники тут же получали обратную связь от преподавателя, уточняли что-то, задавали вопросы, — поясняет Любовь Дудко. — Только это способствует повышению профессионального уровня таджикских учителей, работающих в условиях отсутствия полноценной русскоязычной среды и переполненности классов с русским языком обучения».

«Люблю Пушкина, Достоевского и стихи Есенина – очень!»

Таджикский национальный университет – вуз с более чем 70-летней историей, центр развития культуры, науки и образования. История создания факультета русской филологии тесно связана с основанием университета в 1948 году, когда почти весь преподавательский состав историко-филологического факультета был укомплектован русскими специалистами. Судьба факультета складывалась по-разному: его переименовывали, преобразовывали, закрывали и открывали вновь. Главное, что сегодня это важная, неотъемлемая составляющая большого образовательного комплекса, куда ежегодно стремятся попасть тысячи абитуриентов. Желающие поступить на русскую филологию, как полагается, сдают экзамены: выпускники русских классов — на русском, плюс таджикский как государственный; ребята, окончившие таджикские классы, подтверждают знание русского как иностранного, а таджикского — как родного.

Студентки 4 курса факультета русской филологии ТНУ

О курсе РГМ студенткам 4 курса факультета русской филологии ТНУ рассказали преподаватели. И на выбор профессии кого-то вдохновили педагоги – правда, еще школьные: «Моя учительница начальных классов, её зовут Ольга Владимировна, и она потрясающая. Помню, как она преподавала, как относилась к нам, наставляла нас на правильный путь. В дальнейшем я хочу работать с маленькими детьми, преподавать им русский язык и литературу», — рассказывает Зарина. А кто-то, как Дильшода, продолжает династию. Девушка учится на старшем курсе и одновременно преподает: «Очень хотелось работать в школе. Моя мама – учительница, и все родные работали педагогами. Мне нравится моя профессия, я люблю работать с детьми, особенно со старшими классами. Люблю, когда задают вопросы. Русский язык для них – не родной, но они очень хотят его выучить. И я стараюсь, как могу, помочь им в этом. Материал, который дают на курсе, действительно работает: когда обращаешься к ребятам мягко, они всегда отзываются. Нужно быть внимательной, ведь они дети и только начинают учить русский язык».

О будущем говорят с азартом: планов множество, но сначала – образование. «После университета хочу поступить в магистратуру в Санкт-Петербурге. Если получится», — улыбается Азиза. Есть все шансы, и не только потому, что квота на получение бесплатного высшего образования в России для иностранных студентов увеличивается с каждым годом. Уровень и качество преподавания на факультете русской филологии ТНУ уже сейчас позволяют претендовать как на место в любом школьном коллективе Душанбе, так и на продолжение учебы за границей. Да и сами студенты стремятся всеми возможными способами добрать то, чего не дают в вузе. Курсы, лекции, мастер-классы – кажется, не пропускают ни одного. Своими впечатлениями после занятий по интонированию делится Зарина: «Эмоции, интонации – я впервые узнала об этом, и это очень круто. Например, никогда не думала, что один и тот же вопрос можно сформулировать по-разному – и дети отреагируют по-разному. Узнала о том, что есть первая, вторая, третья и даже седьмая интонации – мы слышим об этом первый раз, в университете, к сожалению, об этом нам не рассказывали. Рада, что оказалась здесь». Знакомство с современными технологиями в преподавании перевернуло представления о классической педагогической манере еще одной будущей учительницы, Азизы: «Первый день был шоком: мы показывали интонацию жестами, задавали вопросы – очень интересно! Пришла домой, первым делом бросилась рассказывать родным, о чем говорили на занятиях. Надеюсь, курс еще повторится, обязательно посоветую всем знакомым и однокурсникам».

Заканчивается перерыв, девушки спешат в аудиторию. Успеваю спросить Дильшоду о любимом русском писателе. «Люблю Пушкина, Достоевского, — задумывается на секунду, – И стихи Есенина – очень!»

«Развиваемся мы – растут наши дети»

Вахдат – город в 40 минутах езды к востоку от Душанбе. Районный центр, окруженный россыпью небольших сёл и кишлаков. В одном из таких живет Дилоро Саидова, учительница русского языка и литературы. Дилоро переехала сюда из столицы, где преподавала в престижной гимназии. Теперь помогает постигать азы русского языка ребятам из местной школы № 115. По большому городу не скучает: здесь – семья, традиционный уклад, любимые ученики. Да и в Душанбе Дилоро наведывается нередко: повышение квалификации, встречи с коллегами, конкурсы педагогического мастерства, в том числе и российские. Не далее как в прошлом году стала победителем престижного XX Пушкинского конкурса, до этого – лауреатом еще нескольких. Собственно, так мы и познакомились: узнав о том, что в Русский дом приезжают педагоги из России, Дилоро тут же подала заявку на участие в курсе.

Дилоро Саидова

«Школа у нас маленькая –  415 человек, а всего в кишлаке не больше 320 дворов, — рассказывает Дилоро. — Совсем недавно домам присвоили номера, повесили таблички – так мы и выяснили их количество. И все они находятся довольно далеко от школы. Транспорта нет, учителям и ребятам приходится по полчаса идти пешком. Особенно тяжело зимой добираться. Но мы не отчаиваемся. Самое главное, что все наши дети – очень способные». Перебравшись в кишлак, Дилоро открыла бесплатный кружок для ребят из малообеспеченных семей. Вскоре о нем узнал директор местной школы и пригласил молодую преподавательницу в штат: «Сначала я с сомнением к этой идее отнеслась, однако директор во всем пошел мне на встречу – учитель там был просто необходим. Согласилась совмещать и буквально влюбилась в эту школу. Стала сначала замдиректора по воспитательной работе, потом замдиректора по учебной части».

Кружок «Русское слово» работает до сих пор, при нем даже появилась своя библиотека. В пополнении помогает Россотрудничество, другие организации, да и просто неравнодушные люди. «Мы привозим книги – простые, небольшие, чтобы ребятам было легче начать читать. Оказывается, до того, как я в школу устроилась, преподавателя русского языка там несколько лет не было. Дети, как могли, занимались самостоятельно, — рассказывает Дилоро. – Стараемся регулярно вместе бывать в Душанбе – выступать на конкурсах, участвовать в мероприятиях, посещать театры, сами какие-то сценки разыгрываем. Они с удовольствием во всем участвуют».

Главное достижение любого учителя  – успехи его воспитанников. Преподавателям 115-й школы Вахдата есть чем гордиться, говорит моя собеседница: «Условно, из 20 учеников в классе трое спокойно поступили в российские университеты. Они невероятно любознательные, жадные до знаний, очень требовательные – стараются взять от преподавателей максимум, впитывают знания как губка».  К сожалению, возможности сельских школ оставляют желать лучшего. «У нас в кишлаке нет современного оборудования, интерактивных досок и так далее. Обходимся нашими учебниками, распечатанными листочками с заданиями — всем, что мне только удается найти и привезти сюда, — делится учительница. — У нас нет даже интернета, зато есть лимит на электричество. И несмотря ни на что дети занимаются и тянутся к знаниям. Даже родители приходят к нам в школу и просят позаниматься дополнительно — например потому, что собираются уезжать. Тут без русского не обойтись».

И это – не уникальный случай. Таких школ в Таджикистане сотни, и преподаватели, настоящие подвижники и энтузиасты, используют любую возможность узнать что-то новое, поделиться с коллегами и передать своим ученикам. Спрос на образовательные курсы, повышение квалификации в среде таджикских русистов — колоссальный. В общем-то, только после общения с учителями нам стало понятен ажиотаж, вызванный курсом: с каждым днем количество участников только увеличивалось, и на заключительном занятии просто не было свободных мест. «Русский язык — связующее звено между нашими странами, и вслед за Русской Гуманитарной Миссией мы несем этот язык в наши отдаленные школы, — объясняет Дилоро. — Для нас великая честь перенять опыт таких педагогов, как Наталья Юрьевна и Ольга Владиславовна. Такие курсы необходимы как воздух, возможности выезжать куда-то специально у нас просто нет. После окончания занятий я поеду домой, в свой кишлак, соберу наших учителей и продолжу вашу работу уже в нашей школе, на национальном уровне — передам коллегам опыт, приобретенный здесь. Не представляете, с каким интересом ученики приходят на обновленные уроки. Развиваемся мы – растут наши дети».

Ребенка можно научить читать на русском языке, но заставить его полюбить – едва ли. Умение раскрыть многообразие русской литературы, пробудить интерес к русскому слову – особый педагогический дар. «Сначала, конечно, ребята ориентировались на то, какого писателя я им даю, какое стихотворение им прочитаю, красиво и с выражением. Но со временем, когда они поняли, что не нужно зацикливаться на одном и том же, а наоборот – расширять кругозор, у каждого появились свои фавориты, предпочтения, — говорит Дилоро. — Начали выбирать произведения самостоятельно. Например, захотели изучать Лермонтова. Я спрашиваю – а почему Лермонтова? Они – а вы за что Лермонтова любите? Отвечаю – а глаза у него красивые! (Смеется) Они – просто глаза?! И тут я цитирую: «Мне грустно… потому что  весело тебе». Ребята наперебой – ой, а кто это сказал? Лермонтов. Так начинается их интерес к поэту, они немедленно хотят его изучать. Они развиваются, чувствуют, ищут писателя, который им ближе… Единственная проблема в наших таджикских школах – литературу и русский язык преподают совместно. Как выбрать: анализировать стихотворение или изучать грамматику. Но по чуть-чуть, на кружках, на отдельных уроках мы делаем так, чтобы они сами захотели узнать язык, традиции, обычаи, культуру другой страны».

Образовательный цикл «Современные технологии преподавания РКИ в начальной школе» в Душанбе стал заключительным в этом году. Из Таджикистана мы увезли с собой не только невероятные впечатления — от страны, людей, — но и десятки искренних пожеланий, главное из которых – поскорее вернуться уже с новым курсом. В поездках по странам СНГ мы в основном встречаемся с педагогами-русистами – это наша главная аудитория. Все они очень разные, со своими заботами, проблемами, представлениями о профессии и своем месте в ней. Объединяет этих людей особый огонек, загорающийся в глазах каждый раз, когда они говорят о детях – с воодушевлением, волнением, заботой и почти родительской тревогой. Объединяет призвание — без границ и условностей, языковых и прочих барьеров. И редкий дар — оставаться чутким и неравнодушным человеком в любых обстоятельствах.

Мария Сбоева, фото: Мехрубон Мамуров; РГМ
Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
об РГМ.

Рекомендуемое

Масленицу отметят в Америке и Сербии

15 февраля, 2022

В Казахстане прочитали стихи русских классиков на заседании литературной гостиной

28 марта, 2022

В Мелитополь прибыла гуманитарная помощь из России

23 мая, 2022