«Ненормально, когда христиане враждуют между собой». Интервью с диаконом Сергием Пантелеевым. Часть 2

1 апреля, 2022

Мировое сообщество переживает серьезные потрясения, которые, по словам экспертов, если не навсегда, то надолго изменят привычный порядок, сложившийся за последние десятилетия. Как реагирует на общую повестку и ежедневно меняющуюся ситуацию духовенство? Ведется ли диалог среди представителей разных Церквей и что именно обсуждается? Насколько важен обмен студентами среди духовных академий? Об этом и не только – во второй части большого интервью преподавателя Московской духовной академии, диакона Сергия Пантелеева специально для Русской Гуманитарной Миссии.

Первая часть интервью с диаконом Сергием Пантелеевым — по ссылке.

Отец Сергий, в юности по студенческому обмену вы изучали немецкий язык в Германии, в Институте восточных церквей города Регенсбурга. Поделитесь впечатлением от зарубежных коллег, которые на тот момент у вас сложилось.

Когда я вернулся из Германии, я понял, что нужно более усердно молиться, как сказано в одной церковной молитве, «о стране нашей властех и воинстве ея». Я соприкоснулся с интересными взглядами на Россию и на политические, исторические процессы, происходившие в XX веке, которые звучали из уст представителей Восточной Европы. Но, в любом случае, это было мнение конкретных людей, а не позиция той или иной Церкви.

Также вы принимали участие в командировках в Эчмиадзинскую духовную академию «Геворкян» в Армении — и это еще один пример сотрудничества между академиями разных стран. Как проходили эти командировки, чем вы занимались?

В мае 2013 года между Московской духовной академией и Эчмиадзинской духовной академией «Геворкян» действительно было подписано соглашение о сотрудничестве, в рамках этого договора мы и поехали. Прежде всего, это дало мне возможность изнутри изучать жизнь и богословие Армянской церкви, познакомиться с ее обычаями. Там сам воздух, ландшафт способствуют проникновению в тексты и вдохновению на дальнейшее изучение традиций. Я постоянно говорю своим студентам: если вы решились узнать церковь, с которой у нас долгие годы ведется богословская полемика и нет молитвенного, канонического общения, то прежде нужно изучить их учение изнутри. Нельзя просто друг друга из окопов гранатами забрасывать, метафорически выражаясь. Мы полторы тысячи лет это делаем, если брать Восточные церкви, а результат нулевой. Нужно прийти, увидеть, с любовью все изучить и только после этого вступать в диалог.

А другая сторона готова нас также с любовью встретить и все рассказать?

Тут вы очень интересный момент затронули, я сейчас буду говорить не про Армению, а в целом. На самом деле, любые взаимоотношения церквей разных стран – это взаимоотношения конкретных людей. При этом диалог предполагает желание вести беседу и с той, и с другой стороны. Поэтому если есть заинтересованность, то и диалог идет, если нет – прерывается. С другой стороны, подобные контакты должны иметь поддержку на самом высоком уровне, без этого очень сложно. Потому как на любого гражданина влияет риторика, которой придерживается его государство. И зачастую это накладывает очень большой отпечаток на его личное мнение.

Влияет ли политика и международная обстановка на такие диалоги? Потому как Россия в свете последних событий сейчас находится в опале. Весь этот негатив, который льется с телеэкранов, проникает в церкви разных государств?

Всякий раз, когда я говорю о диалоге между церквами, я имею в виду диалог с Древними Восточными Церквами. Диалоги сейчас ведутся. Но это не разговоры о торговле, когда вы сели за стол и договорились о поставке какой-то продукции или не договорились. Этот диалог очень длинный, потому как, условно, между нами — разрыв в полторы тысячи лет. Но разговор нужен, потому что совершенно ненормально, когда христиане, которых не так уж и много в мире остается, враждуют между собой. Заинтересованность есть и с той, и с другой стороны в большинстве случаев, и мы надеемся, что беседы продолжатся, несмотря на происходящие события.

Что касается влияния политики. Мой опыт говорит о том, что обычно люди бывают далеки от всего этого, если, конечно, не ведется широкая пропаганда с целью изменить отношение к государству. Человек к человеку относится намного лучше. Можно указать на пример с Грузией: отношения между государствами были очень напряженными, а между верующими двух Церквей сохранялись добрые связи.

На данный момент происходит обмен студентами между российскими духовными академиями и академиями других стран?

Совершенно точно могу сказать, что такой обмен происходит. Я знаю, что готовится поездка студентов из российских духовных школ в Египет, в каирские духовные школы. Надеюсь, что происходящие события этому не помешают. У нас в Московской духовной академии есть студенты из Сирии, представитель Ассирийской церкви Востока, в аспирантуре обучается представитель Коптской православной церкви. Традиционно всегда бывали студенты из Армянской апостольской церкви, учатся представители Грузинской православной церкви.

Насколько интересно иностранным студентам у нас, а нашим студентам — за границей? Меняется мировоззрение?

Мне сложно сказать, как меняется мировоззрение наших студентов или иностранцев. Но я точно знаю, что подобный обмен крайне важен для дружеского сосуществования различных церквей. Расскажу одну историю, опуская конкретику. В советские годы у нас проходил обучение студент. Теперь он в своей церкви занимает очень высокий пост, и наши добрые отношения сохраняются во многом только благодаря этому человеку, который полюбил Троице-Сергиеву лавру, Московскую духовную академию и Россию в целом. Его нынешнее окружение настроено несколько иначе по отношению к нашей стране и церкви, но он своей доброй волей сглаживает все острые углы. Поэтому студенческий обмен необходим.

Мы уже говорили о том, что время нынче непростое. Многие не отрываясь следят за новостями и в результате пребывают в постоянном стрессе. Что бы вы могли посоветовать, чтобы даже сейчас оставаться в гармонии самим с собой?

Информационное поле действительно перенасыщено в эмоциональном отношении. Поэтому вообще много новостей лучше не читать. От прочтения телеграм-каналов, от того, что мы узнаем какие-то технические подробности, ситуация никак не изменится. Как христианин я понимаю: единственное, что я могу сделать –молиться Христу, который в силах с этой ситуацией справиться. А если постоянно следить за всеми событиями, то это приведет лишь к истощению нервных сил и вряд ли будет способствовать воцарению мира на Земле. Меня учили молиться, и я должен в первую очередь делать то, что умею. Это не значит, что у меня нет точки зрения на происходящие события, что я должен закрыться от внешнего мира и сидеть в какой-то «консервной банке», вовсе нет. Но, несмотря на то, что есть и понимание причин происходящего, и личное отношение к ситуации, я осознал, что самое действенное, что могу сделать – это вопиять ко Христу: «Спаси нас!»

Фото: архив диакона Сергия Пантелеева

Игорь Ивановский
Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
об РГМ.

Рекомендуемое

В Сургуте ввели новую электронную систему для получения грантов

16 ноября, 2021

Сенаторы России и Таджикистана отметили прогресс в гуманитарной сфере

12 ноября, 2021

«Добровольчество стало гражданской нормой». Интервью с членом Общественной палаты РФ Вадимом Ковалёвым

23 декабря, 2021