«Должна быть духовная помощь в рамках гуманитарной». Интервью с диаконом Сергием Пантелеевым

30 марта, 2022

Церковь – это особый мир, существующий по своим законам. С одной стороны, он открыт для всех, с другой люди светские зачастую практически ничего не знают о том, чем сегодня живёт церковь. Между тем, помимо своих повседневных обязанностей, духовенство организует и принимает участие в мероприятиях, которые имеют прямое отношение как к культурной жизни страны, так и к социальной сфере. Это научные конференции, международные проекты, различные гуманитарные инициативы. Но прежде всего духовная и материальная поддержка тех, кто в ней особо нуждается. Так, с момента начала военной спецоперации на Украине более сорока епархий РПЦ оказывают помощь беженцам. Какова роль церкви в гуманитарном сотрудничестве? Какие международные конференции организует духовенство и что за проблемы там обсуждаются? В каких светских мероприятиях церковь принимает участие? Об этом и не только – в специальном интервью преподавателя Московской духовной академии, диакона Сергия Пантелеева для Русской Гуманитарной Миссии.

Отец Сергий, сначала хотелось бы поговорить о гуманитарной поддержке граждан. Я даже не про Украину сейчас, а в целом. Кто в церкви этим занимается и какую помощь вы можете оказать?

Сразу оговорюсь, что все мои ответы – это личное восприятие, за всю церковь я говорить не могу. Но безусловно, Русская церковь принимает участие в гуманитарных программах. Есть отделы, которые занимаются социальным служением, работают с тюрьмами, в Московской духовной академии студенты из Миссионерского отдела регулярно посещают дома престарелых, интернаты. Здесь, с одной стороны, вспоминаются слова святителя Григория Двоеслова, который сказал: «Сначала накорми бедного, а потом ему проповедуй о Боге». С другой стороны, человек – это не животное. Просто накормить его недостаточно. Особенно если речь идет о гуманитарной катастрофе.

Как мне кажется, крайне необходимо в этих случаях оказывать духовную поддержку людям, но это должно происходить ненавязчиво, без всякого официоза. Иначе нас могут обвинить в прозелитизме, в использовании церкви в политических целях. Это может быть духовная помощь в рамках гуманитарной, которую мы обычно оказываем, и она не должна отражаться в официальных, публичных отчетах. У меня есть один знакомый МЧСник, который приезжает на место аварии зачастую раньше, чем сотрудники ДПС. Он распиливает поврежденные автомобили, извлекает пострадавших и точно знает, что людям в такие моменты нужна не только физическая поддержка, но и духовная. Потому что у человека есть душа, вне зависимости от того, верит он в нее или нет.

Мало кто знает о многочисленных инициативах церкви в области международной гуманитарной деятельности – например, в образовании. Вот о них хочется поговорить подробнее, начав с созданного вами в 2015 году Кабинета ориенталистики Московской духовной академии. Что скрывается за этим названием?

Это внутренняя структура Московской духовной академии, которая призвана объединить всех, кому интересен христианский Восток. Таковых среди преподавателей и студентов немного, просто в нашем обществе мало кто знает о наличии христианства на Ближнем Востоке. К тому же, у нас вся страна смотрит на Запад. Но именно христианский Восток, на мой взгляд сейчас должен интенсивно изучаться, хотя бы ради восстановления исторической справедливости. На Ближнем Востоке есть действующие Церкви, они должны изучаться, и мы говорим даже не о гонениях на христиан в этом регионе — этим занимаются другие. Речь идет об изучении их внутренней жизни, истории, богословия. Вместе с тем, нужно учитывать, что христианство на Востоке – не монолитно. Был период в истории, когда Церкви Армении, Сирии, Египта, Эфиопии под влиянием богословских, исторических, а, может, где-то и политических причин разорвали общение с Византией и начали развиваться самостоятельно и даже обособленно друг от друга. У них сохранилось что-то общее, но есть и отличия: свои литургические традиции, богословские тексты, обряды. Все это очень интересно, это нельзя не изучать.

В рамках деятельности Кабинета вы провели четыре международные конференции «Христианское наследие Востока», последняя из которых прошла в 2021 году. И там, насколько я понимаю, вы вместе с коллегами из других стран как раз обсуждали обозначенные вопросы. Как родилась идея подобных мероприятий?

Конференции – это одна из форм деятельности Кабинета ориенталистики. Но такой формат оказался очень востребованным. Потому что исследователей, которые занимаются христианским Востоком, очень немного в нашей стране. Площадок, где они могли бы встречаться, тоже крайне мало. И даже в пандемийный 2021 год мы старались сделать все возможное, чтобы участники приехали лично. Потому как задача заключается не в том, чтобы просто обменяться мнениями или наработками, самое главное — это общение. Прекрасно, когда ты можешь неспешно побеседовать с коллегами из России, а также с представителями Сирии, Грузии, Армении, Палестины, Израиля. Или с немецкими исследователями, которые тоже приезжали на конференции.

Во всем мире сейчас значительно возросло число научных мероприятий, которые проходят онлайн. Это привело к увеличению наукометрических показателей, но не к росту самой науки, потому как только живое общение способствует установлению личных контактов, обсуждению в коридорах каких-то проблем и так далее. И еще у меня был замысел – приглашать представителей христианских традиций Востока, чтобы изучение нашей темы шло не только по книгам и в теории. Они приезжали до коронавирусных ограничений, и это были подлинные встречи различных христианских традиций.

Коронавирус – эта наша общая беда, которая, надеюсь, скоро отступит. Но наверняка и без этого сложностей хватает.

По объективным причинам существует разобщенность между различными центрами, где изучают христианский Восток. Очень хотелось бы их объединить, но сделать это, как мне кажется, может лишь структура, которая выше, чем простой вуз. С другой стороны, если мы правильно поняли, на уровне Госдумы РФ было принято решение поддержать христиан на Востоке. И здесь крайне необходима солидаризация сил кабинетных ученых и властных структур, чтобы помощь была адресной, а все мероприятия принесли результат — если он, конечно, нужен. Поэтому если кто-то в нашей стране поспособствует консолидации усилий ученых-востоковедов, это станет реальным прорывом. Сейчас каждый работает по принципу «эй, ухнем», каждый совершает какой-то подвиг, но эффект получается не совсем тот, отличный от желаемого.  Безусловно нужна поддержка на высоком уровне.

Зачастую события, инициируемые церковью, выходят за рамки богословия. Например, международная конференция «Классика и современность», приуроченная к 170-летию со дня смерти Н.В. Гоголя и В.А. Жуковского, на которой выступали представители Московской духовной академии.

В церкви конкретные учебные заведения периодически организуют конференции, в которых принимают участие как сугубо церковные, так и светские ученые. Особенно нам близка русская классическая литература: среди православных христиан и даже клириков есть множество тех, кто ее изучает. Ведь вся русская классика, на самом деле, о взаимоотношениях человека и Бога. Бывают мероприятия, организованные совместно светскими и духовными вузами. Так, в международных конференциях «Христианское наследие Востока», которые организовывал Кабинет ориенталистики, принимали участие представители Высшей школы экономики (там есть Школа востоковедения), Института стран Азии и Африки МГУ, которые также занимаются изучением христианского наследия Востока. К тому же, противопоставление науки и религии, как мне кажется, преодолевается в нашем обществе.

А с гуманитарными организациями вы сотрудничаете?

Как создатель Кабинета ориенталистики я сотрудничаю с Русской Гуманитарной Миссией. Мы вместе организовывали международные конференции, и я счастлив, что знаком с этим замечательным коллективом.

Поделитесь планами на ближайшее время: собираетесь ли организовывать какие-то проекты, в том числе и международные, чем прежде всего планируете заняться? В сложившихся условиях, конечно, очень сложно что-то планировать. Большие конференции с участием представителей самых разных специальностей я планирую проводить раз в два года, то есть следующая состоится через год. А через год хочется собирать круглые столы на более узкие темы, ведь когда исследователи приезжают на крупный форум, каждый делает доклад в той области, в которой он разбирается. Получается пестрая картина, а хочется совместно поработать в течение дня-двух над решением какой-то одной проблемы. Например, в 2020 году мы провели круглый стол, посвященный сирийским мистикам, христианским авторам VII-VIII веков. Это очень перспективная научная область, там многие тексты не изданы, многие только-только издаются, но еще не прочитаны по-настоящему. А осенью 2022 года у меня есть мысли провести круглый стол по египетскому монашеству с участием представителей Коптской церкви. Здесь важно не просто собраться вместе тем немногим ученым, которые занимаются этим вопросом. Гораздо более значимо услышать живых носителей традиции коптского монашества.

Продолжение интервью — скоро в РГМ.Журнале.

Фото: архив диакона Сергия Пантелеева

Игорь Ивановский
Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
об РГМ.

Рекомендуемое

Россия и Сербия укрепляют культурные связи

17 февраля, 2022

Выставка Зураба Церетели пройдет в Монголии

13 мая, 2022

Русский дом в Пномпене передал гуманитарную помощь камбоджийскому детскому дому

15 декабря, 2021