«Я хочу, чтобы мы не забывали о значении Грузии для России». Интервью с Николаем Свентицким, президентом Международного культурно-просветительского союза «Русский клуб» в Грузии

29 марта, 2023

Активная издательская деятельность, помощь театральным студиям, праздничные мероприятия, приуроченные к юбилеям выдающихся представителей русской культуры, реставрация памятников и уход за историческими захоронениями знаменитых россиян – вот неполный список проектов культурно-просветительского союза «Русский клуб» в Грузии. Да, сегодня приходится сталкиваться с разного рода сложностями и отвечать на новые вызовы, однако сообщество единомышленников продолжает поддерживает духовные, интеллектуальные и культурные связи двух стран. «Русский клуб» знают не только в России и Грузии, но и далеко за пределами: книги, выпущенные союзом, можно найти в библиотеках США и Франции, а издаваемый им журнал читают даже в Китае.

В интервью РГМ.Журналу президент «Русского клуба» Николай Свентицкий рассказал об исторической связи России и Грузии, о том, как возродить интерес к русскому языку и что может побудить грузина прочесть «Войну и мир» на языке оригинала.

Международный культурно-просветительский союз «Русский клуб» в этом году отметит своё двадцатилетие. Расскажите, с чего все начиналось?

«Русский клуб» был официально зарегистрирован в 2003 году, но сама идея родилась гораздо раньше. После развала СССР встал вопрос: как жить дальше, как взаимодействовать с бывшими республиками, которые стали независимыми государствами. Конечно, в те годы в большинстве стран русский все еще оставался основным языком общения, но уже тогда было понятно, что необходимо что-то предпринимать для того, чтобы его не забыли, в том числе и в Грузии. Для решения этой задачи и собралась группа энтузиастов, создавшая некоммерческую организацию «Русский клуб». За 20 лет в жизни организации произошло много событий, но 90% участников работают в клубе с момента его основания. Это высокообразованные профессионалы: кандидаты наук, профессора – люди, которые знают, что надо делать и, главное, как.

Кажется, что одним из самых приоритетных для «Русского клуба» является издательское направление – по крайней мере, судя по тому, как вы в него вкладываетесь. Чему посвящены книги, которые вы выбираете и издаете?

Один из моих любимых проектов – серия «Русские в Грузии», в которой вышло уже более 50 книг. Они посвящены великим россиянам, которые связаны с Грузий своей жизнью или творчеством: Немировичу-Данченко, Варпаховскому, Маяковскому, Есенину и многим другим. Знаете, ведь по богатству русского культурного наследия Грузия уступает только Франции. «Русские в Грузии» – очень нужная и востребованная серия. Пройдут годы, нас уже не будет, а книги останутся. Поэтому мы стараемся делать все, чтобы экземпляры этой серии поступали в фонды библиотек не только у нас, но и в других странах. Например, о «Русских в Грузии» могут узнать читатели Франции и США — отправляем везде, куда можем дотянуться.

Отдельный пункт в нашей издательской повестке – книги, рассчитанные на детей и молодежь. Ежегодно на протяжении 15 лет «Русский клуб» вместе с академическим русским драмтеатром им. А.С. Грибоедова проводит представление для детей, дарит подарки: сладости, обязательно российского производства, и, конечно, книги, посвященные российским писателям. В минувшем году издали «Каштанку» Чехова, в этом выпускаем книгу, приуроченную к юбилею Владимира Маяковского. Причем важно понимать, что это не просто книги, а своего рода учебные пособия, рассчитанные именно на грузинских детей. Во-первых, они красочно оформлены молодыми грузинскими художниками, во-вторых, они содержат вопросы по главам, словари, упражнения, кроссворды. Родители, дедушки и бабушки помогают детворе читать такие книги – и это инвестиция в будущее. Полюбив русскую литературу, уже во взрослом возрасте они захотят прочесть что-нибудь серьезное. Например, «Войну и мир» в оригинале. 

Почему так важно, чтобы сладости, которые вы дарите детям, были именно российского производства?

В Грузии российские конфеты стоят дороже, чем, скажем, армянские. Тем не менее действительно важно, чтобы сладости были именно из России. Казалось бы, мелочь! Но даже она может мотивировать к изучению языка, к посещению страны, в которой такие вкусные конфеты. Это важный психологический момент: сделать так, чтобы человек с детства помнил, что самые вкусные конфеты – в России.

Особый предмет вашей гордости – журнал «Русский клуб». Расскажите о нем подробнее.

Журналу уже 18 лет, он посвящен истории взаимоотношений России и Грузии в сфере искусства, театра и кино. «Русский клуб» клуб выходит ежемесячно, последний на данный момент изданный номер – 208-й. А значит, он публикуется уже 208 месяцев. Не думаю, что в международном пространстве соотечественников существует подобный журнал-долгожитель. Более того, «Русский клуб» – если не самый, то один из самых популярных журналов в Грузии, читательская аудитория которого выходит за пределы страны. Мы размещаем каждый выпуск в сети и видим, что к нему обращаются в Китае, во Франции, в США… Распространяем номера бесплатно и знаем, как привлечь к ним внимание. Например, в январе католикосу-патриарху всея Грузии Илии Второму исполнилось 90 лет. Мы потратились, сделали вложение с его портретом, и многие взяли этот выпуск ещё и для того, чтобы иметь у себя дома изображение Его Святейшества.

Отражается ли религиозная общность россиян и грузин на деятельности «Русского клуба»?

Конечно, это важнейший аспект русско-грузинских взаимоотношений. Например, Кафедральный собор в Тбилиси, в котором венчался Грибоедов, расписан нашим художником Григорием Гагариным, еще один собор – Михаилом Нестеровым. Об этом почти никто не знает в России и далеко не все – в Грузии. А ведь это важнейшее историческое наследие, которое нужно хранить и популяризировать.

Если говорить о конкретном взаимодействии с Грузинской церковью, отмечу, что католикос-патриарх благословил издание журнала «Русский клуб». Также при его попечительстве и нашем активном участии восстанавливалась могила Константина Герасимова – знаменитого филолога, поэта и ученого, профессора Тбилисского госуниверситета, чьи ученики впоследствии работали на кафедрах виднейших российских вузов. Занимаясь изданием книг и сонетов Герасимова, мы задались вопросом: а где же он похоронен? Нашли могилу, она была в ужасном состоянии. Показали захоронение католикосу, и с его благословения место упокоения Константина Сергеевича было отреставрировано.

Отразился ли на жизни «Русского клуба» приток эмигрантов из России?

Люди к нам приехали разные: кто-то в состоянии себя обеспечить, но большинство – это творческая молодежь, которая материально живет очень скромно, часто впятером-вшестером в одной арендованной квартире. В большинстве своем это талантливые люди, и я категорически против, чтобы их клеймили «предателями». Они любят свою страну. Мы с ними работаем, стараемся помочь, например, в моей квартире в Батуми бесплатно живут два россиянина. Кому-то жилье помогаем найти, кого-то приглашаем на борщ… Я не устаю повторять: вы не должны порывать с родиной – там ваши дедушки и бабушки похоронены, кто будет за могилами ухаживать? Такие беседы имеют толк, и я уверен, что большинство из приехавших в Грузию были и остаются верны России.

Специально для них мы выпустили отдельную книгу – «Спешите в Тифлис». Это путеводитель по Тбилиси, посвященный местам пребывания великих русских в Грузии. Там отмечены дома, где жили Чехов, Есенин, где Лев Толстой написал свое «Детство». Пусть русская молодежь знакомится с культурой Грузии. Когда они вернутся – а они обязательно вернутся, – никто в их присутствии не сможет ругать Грузию, потому что они будут помнить и здешнюю культуру, и местное гостеприимство.

Грузия по-прежнему остается русскоязычной страной?

К сожалению, нет. И Россия, увы, сделала немало, чтобы Грузия перестала таковой быть. Во-первых, Россия в одностороннем порядке ввела визовый режим. Кто от этого потерял? Русский язык и русская культура. Даже не знаю, что предпочла бы грузинская молодежь, не будь виз: посетить Париж или Москву и Петербург. Думаю, российские города, потому что многие грузины чувствуют духовную близость с Россией. Мотивация у местных ребят есть, а вот возможности – нет. Поэтому им проще сесть в самолет – и через четыре часа ты уже в Париже, пьешь кофе возле Эйфелевой башни. Для того, чтобы выпить кофе на Дворцовой площади, нужно получать визу, заполнять кучу документов.

Во-вторых, конечно, события 2008 года накладывают своей отпечаток. Военный конфликт между Россией и Грузией не забыт, у грузин не короткая память. В-третьих, ситуация в Украине. В-четвертых, из сетки телевещания Грузии пропали русскоязычные программы. Раньше целыми семьями смотрели российские фильмы и мультики, что способствовало изучению русского языка или, по крайней мере, росту интереса к нему. Сейчас такой возможности нет. В результате русский уходит и из повседневного употребления.

Но вот что любопытно и не может не радовать: в последнее время стал расти спрос на изучение русского при помощи репетиторов. Грузия, однако, небогатая страна, поэтому далеко не все желающие могут нанять специалистов и педагогов для своих детей.

Выходит, не все потеряно, интерес к русскому языку по-прежнему сохраняется?

Ситуация небезнадежна. Важно помнить, что кроме сегодня, есть еще и завтра. Однако если сейчас не будут подготовлены и реализованы какие-то большие программы и шаги на государственном уровне, то потом никакие усилия и деньги уже не помогут.

Сейчас в Грузии работает более 1,5 тысяч западных НПО, причем зарплата рядового сотрудника там сопоставима с пятью моими окладами. А мы часто банально не можем найти средства на издание книги, к примеру, из серии «Русские в Грузии». Нужны буквально копейки, но нам говорят, что это не приоритетное направление в развитии грузинско-российских отношений. А что приоритетно? Нужно, чтобы мы выходили на улицу и пели «Катюшу»? Так выходим же и поем каждое 9 мая. И концерты делаем, и День Победы отмечаем, и ветеранов навещаем, за могилами ухаживаем. Мероприятия «для галочки» ничего не изменят. Например, российские фонды любят конференции, где обсуждают, что нужно сделать, чтобы русский язык был востребован там-то и там-то. Не нужно обсуждать, нужно делать: выпускайте журналы, организовывайте вечера, присылайте книги. И все равно продолжаются бесконечные конференции, на которые тратятся большие деньги, а по их итогам предлагаются гранты, от которых часто приходится отказываться. 

Почему?

Например, на предыдущий юбилей Владимира Маяковского один фонд запланировал праздничные мероприятия. Я хотел пригласить пять человек из России – поэтов, знатоков творчества Маяковского. Мне выделили деньги только на оплату их пребывания. А из аэропорта они должны были прийти пешком? А где они должны выступать, в подземном переходе? И так далее…  Но ответ был один: «Это ваши проблемы». Мы отказались от гранта. Или другой пример: выделили небольшие деньги на реставрацию могилы Александра Сергеевича Грибоедова. Она находится в Пантеоне, где покоятся выдающиеся жители Грузии. Понятно, что Пантеон Мтацминда – не проходной двор, я не могу туда просто прийти и сам выполнить все работы. Непонятно, чем руководствуются наши фонды, выдвигая подобные предложения.

Многие ли проекты «Русского клуба» не удается реализовать из-за недостаточного финансирования?

Последний номер журнала «Русский клуб» мы выпускаем в долг и понятия не имеем, сможем ли расплатиться. Сейчас у нас в портфеле около 60 новых книг для серии «Русские в Грузии», которые готовы к выпуску, но средств на это нет. Хотели бы перевести наш сайт на грузинский и английский языки, чтобы расширить аудиторию, но все упирается, опять же, в отсутствие финансов. «Русский клуб» хочет предоставить возможность изучать русский язык по современным технологиям, но мы банально не можем получить актуальные учебные пособия. Вместо них нам присылают детективы. Они, конечно, тоже хороши, но это не совсем то, что нужно.

До 2022 года при поддержке «Русского клуба» в Грузии работала театральная студия «Золотое крыльцо», но сейчас нам от нее пришлось отказаться – не нашли грант. К счастью, сам театр успешно существует и сегодня, но уже без нашего попечительства. Мы продолжаем помогать и ему, и другим театрам, чем можем: даем бесплатные консультации, делимся реквизитом, публикуем анонсы мероприятий. Хочу подчеркнуть, что нельзя недооценивать роль русских театров в ближнем зарубежье. После развала СССР они не позволяют русской классике окончательно исчезнуть на постсоветском пространстве.

Какое будущее, по-вашему, ждёт «Русский клуб»?

Мы заметная организация. Не знаю, будем ли существовать завтра из-за всех финансовых и политических нюансов, но сегодня мы есть, нас знают. И сидеть, сложа руки, не планируем, делаем, что можем. Будем и дальше издавать журнал, пока есть такая возможность, и многое другое.

Я очень хочу, чтобы мы не забывали о значении Грузии для России. Да, это маленькая страна, по населению – примерно полтора округа Москвы. Но грузины обладают уникальным качеством – они умеют любить, могут быть самыми верными друзьями. Грузинам понятен русский менталитет, и он им по душе. В других странах нам будет труднее найти взаимопонимание. Нужно открыть границы, пусть грузинская молодежь едет в Россию, пусть влюбляется в нашу страну и в наших людей. Нельзя позволить разорваться связи, которая веками существует между нашими странами.

Фото: архив «Русского клуба»

Текст: Игнат Матейкин

Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
о РГМ

Рекомендуемое

Фильм «Остров Буромского» покажут в Музее кино на ВДНХ

21 февраля, 2022

В разных странах мира проходят шествия «Бессмертного полка»

6 мая, 2024

Самолёты Минобороны вывезли эвакуированных из Афганистана

19 ноября, 2021