«Я выступаю за магистральный путь к билингвизму: как писал Чингиз Айтматов, не может быть одного языка для всех». Интервью с Мамедом Тагаевым, заслуженным работником образования Кыргызстана, директором Института русского языка (Кыргызской-Российский Славянский университет им. Б.Н.Ельцина)

18 декабря, 2023

В следующем году исполнится 59 лет с тех пор, как Мамед Тагаев, ныне – известный русист, профессор, исследователь, автор учебников, – провел свой первый урок русского языка. В далеком 1965-м он, вчерашний выпускник школы, вышел к доске уже не как ученик, но как учитель – сложилось так, что педагогическая практика в этом случае предшествовала получению вузовского диплома. Впрочем, и он не заставил себя ждать, став первым в череде свидетельств высокой квалификации нашего героя: за окончанием Ошского педагогического института последовала работа на кафедре и аспирантура, защита диссертации в Москве и возвращение в Ошский госуниверситет, где со временем Мамед Тагаев занял должность декана филологического факультета.

На вопрос, не чувствуется ли пусть приятной, но все-таки усталости на пороге очередного юбилея непрерывной научно-педагогической деятельности, Мамед Джакыпович отвечает категорически отрицательно, и добавляет, что, напротив, с каждым годом работать все интереснее. Что мотивирует? «Во-первых, любовь к русскому языку. Во-вторых, опыт и чувство ответственности. Не мыслю себя вне филологической работы. Чем бы я занимался?! Смысл жизни был бы потерян. Наверное, это и называют призванием». Об этом, а заодно о бытовании русского языка в современном Кыргызстане, о том, как написать учебник-долгожитель, и почему «кызыл тоголок» никогда не заменит привычный «помидор», мы поговорили с Мамедом Тагаевым, заслуженным работником образования Кыргызстана, доктором филологических наук, профессором, директором Института русского языка Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б.Н.Ельцина, в специальном интервью для РГМ.Журнала.

Мамед Джакыпович, как изменилось положение русского языка в Кыргызстане за последние десятилетия?

В свое время мы провели целое социолингвистическое исследование, посвященное этой теме. Сформировали группу и объехали все регионы Кыргызстана. Почему регионы? Да потому, что современный Бишкек – это абсолютно русскоязычный город, ситуация в котором совсем не отражает общую картину по стране. Вы идете по городу и слышите русскую речь, к кому бы вы ни обратились, вам ответят на хорошем русском языке. Мы же решили прощупать пульс регионов, получить объективные данные. Для этого мы с коллегами создали опросник из 20 вопросов и лично выяснили, что на этот счет думает молодежь, которая родилась около 1990 года и сформировалась уже в постсоветскую эпоху. В результате удалось собрать подробные данные от 3 000 человек и получить порядка 60 000 ответов, которые продемонстрировали, как люди относятся к русскому языку и почему именно так, а не иначе. Выяснилось, что в Кыргызстане – не только в городах, но и в отдаленных районах, – весьма положительное отношение к русскому языку. Когда мы спрашивали респондентов, стоит ли исключить русский из учебных программ, а обучение вести исключительно на кыргызском, свыше 90% опрошенных ответили отрицательно. Еще один показатель: в регионах родители предпочитают отдавать детей в школы с русским языком обучения, причем если таковой рядом нет, то ребенка везут в город, к родственникам, лишь бы он учился в русском классе. Если вы пройдете по школам, то обнаружите, что в русских классах бывает по 50–60 учащихся. Поступить в первый класс порой гораздо сложнее, чем в университет! Казалось бы, ребенок легко может пойти в школу с киргизским языком обучения. Конечно, дети идут и туда, но – в национальных школах, по сравнению с советским периодом, максимально сокращены часы, отведенные на изучение русского языка и литературы.

Вообще во всех школах Кыргызстана русский начинают учить с первого класса. Но сравните: сейчас в начальной школе на русский язык заложено три часа в неделю, в советской школе младшеклассники занимались пять, а то и шесть часов. Недаром в регионах до сих пор люди старшего поколения прекрасно говорят по-русски. Возвращаемся к современной кыргызской школе: после трех часов в начальных классах количество русского сокращается до одного-двух часов в средних и старших классах плюс по часу литературы. Судите сами: единственная кыргызская школа в отдаленном селе, минимум часов русского, отсутствие русскоговорящего населения – а во всем Кыргызстане осталось менее 5% русских по происхождению, – и результат очевиден, русский язык «вымывается» из повседневной среды.

И все же, почему так высок интерес к русскому? Все дело в богатейшем ресурсе русского языка. Для кыргызстанца это универсальный инструмент получения информации, образования, профессионального роста. Немаловажный аспект – мигранты. Бывая в Москве, я часто общаюсь с нашими ребятами и каждый раз спрашиваю: скажи, а для тебя лично что значит знание русского? Они отвечают прямо: с русским мы занимаем более престижные позиции, больше зарабатываем, проще находим круг общения. И вот парень возвращается на родину и собственным примером демонстрирует родителям, братьям и сестрам, родственникам, сколько преимуществ дает знание русского. Итак, образование, карьера, культурное развитие, уровень жизни, наконец, мотивация – вот что дает современному молодому кыргызстанцу русский язык, служащий в итоге локомотивом для продвижения вперед.


Студенты филфака ОГПИ, г. Ош, 1969 г.

Какое будущее выбирают для себя выпускники кыргызских школ? Уезжают или остаются? Продолжают образование на русском или на национальном языке?

Прежде всего, многие наши ребята остаются в Кыргызстане. Здесь много вузов, им есть из чего выбирать. Начнем с того, что каждый третий школьник в стране учится в школе с русским языком обучения, где все предметы преподаются на русском. И 95% (а в регионах и все 100%) учащихся в русских классах – это киргизские дети. Согласно данным переписи 2022 года, 38% респондентов свободно говорят по-русски, 25% — достаточно хорошо, 19% – нормально, 9% знают его плохо и еще 9 % не говорят по-русски вовсе. Как бы то ни было, количество граждан Кыргызстана, знающих русский, превышает 80%, и это серьезный показатель.

Что касается молодежи, большинство вчерашних школьников, конечно, поступают в вузы. Однако, обратите внимание: для получения гуманитарной специальности им вполне достаточно кыргызского языка, и то в определенных дисциплинах, а вот что касается естественных и технических наук, без русского не обойтись, поэтому туда идут ребята с хорошим знанием языка. ­Нужно учитывать, что население Кыргызстана – билингвально, вопрос в том, какой язык первый – русский или национальный. Понятие «родной язык» скорее эмоциональное: человек может плохо говорить по-кыргызски, но считать себя кыргызом по национальности. И для молодежи именно знание языка предопределяет выбор вуза, направления учебы, специальности.

Популярны ли среди абитуриентов педагогические специальности? В частности, много ли желающих стать учителем русского языка?

А вот здесь есть проблемы. Дело в том, что в советское время в республике были огромные факультеты русского языка. Например, Ошский госуниверситет когда-то принимал по 250 человек на первый курс. Существовал Институт русского языка, который ежегодно набирал примерно столько же абитуриентов. Свои факультеты русского были в Национальном университете, Иссы-Кульском университете и много где еще. Каждый год страна выпускала огромную армию учителей-русистов, а учительская специальность со временем становилась все менее востребованной. Во-первых, сократилось количество часов в школах, во-вторых, зарплата учителя невелика, и сама профессия не обеспечивает тех благ, к которым сейчас стремятся молодые люди. В связи с этим выпускники филологических факультетов идут работать в редакции, в бизнес, само собой, идут и в школы – в столичных учебных заведениях преподаватели чувствуют себя довольно неплохо. А вот в регионах положение не из лучших, и учителей, к сожалению, по-прежнему не хватает.

Какие языки в современном Кыргызстане сегодня составляют конкуренцию русскому? На каком языке молодежь предпочитает учиться дальше – может быть, сейчас чаще выбор делают в пользу английского или китайского языков?

Приведу цифру, которая прозвучала в беседе с представителем Русского дома: от 700 до 1000 мест в вузах российская сторона ежегодно предоставляет абитуриентам Кыргызстана. По разным специальностям: педагогическим, техническим, медицинским и так далее. И наши ребята охотно едут учиться в Россию. Вместе с тем, как вы правильно заметили, существует и конкуренция. Допустим, турецкие вузы, которые замечательно чувствуют себя в Кыргызстане. Это Кыргызско-Турецкий университет «Манас», который предоставляет абитуриентам бюджетные места, готовит специалистов по разным направлениям на кыргызском и турецком языках. У них очень мощная учебно-материальная база: свой кампус, территория в несколько гектаров, современный корпус – словом, условия и для работы, и для учебы созданы прекрасные. Второй турецкий университет называется «Ала-Тоо», это частный вуз, обучение в котором ведется на английском языке. Кроме турков присутствуют американцы: в Бишкеке работает Американский университет Центральной Азии, охватывающий не только Кыргызстан, но и весь регион. Можно получить грант на обучение, а можно заключить контракт и учиться платно. Кроме того, существует большой выбор курсов. Например, корейского или китайского языков, освоив которые, студент может претендовать на грант и возможность получения образования в одной из этих стран. Западные вузы также предоставляют возможность учиться на грантовой основе при хорошем знании языка и общей подготовке. В Кыргызстане представлен довольно широкий спектр образовательных услуг, и наша молодежь ими активно пользуется.

Встреча с преподавателями русского языка, КРСУ, г. Бишкек

Мамед Джакыпович, вернемся в школу. Вы стали одним из авторов кыргызского учебника по русскому языку, на котором выросло не одно поколение детей.  Расскажите, как создавалось это пособие и в чем секрет его «долгожительства»?

Когда я говорю о наших учебниках, всегда с большой теплотой вспоминаю своего учителя и соавтора Ольгу Гавриловну Симонову. Она – представитель той самой интеллигенции, которая в свое время поднимала нашу страну. А дело было так: в 1982 году Министерство образования республики объявило конкурс на создание учебника по русскому языку для кыргызских школьников, который должен был заменить устаревший вариант. Мы с Ольгой Гавриловной решили принять в нем участие и подготовить свое пособие. И именно наш учебник был выбран из трех предложенных разными авторскими коллективами вариантов. Первое издание вышло в 1984 году, а по прошествии пяти лет учебник был признан одним из лучших в обзоре Научно-исследовательского института преподавания русского языка в национальной школе (НИИ ПРЯНШ).

Перед началом работы над учебником я внимательно изучил все существующие на тот момент пособия по русскому языку для национальной школы, пересмотрел все доступные пособия по РКИ… и только после этого мы приступили к собственно составлению учебника по утвержденной министерством программе. В качестве приоритетов выбрали постановку речи и освоение грамматики. Например, как сейчас обучают русскому языку иностранцев: грамматика присутствует, но не является основной, внимания ей уделяется немного. Мы же придерживались принципа тщательной отработки сквозных тем. Например, базисные навыки фонетики мы давали на основном уроке, и далее в процессе, вне зависимости от темы занятия, обязательно включали фонетические упражнения. А главное, мне здорово помог опыт, приобретенный в кыргызской школе: я интуитивно понимал, что пойдет у ребят, а что станет для них затруднением. Точно так же еще одной сквозной темой в учебнике стало словообразование – и все это легло на синтаксическую основу, потому что морфологические формулы ничего не значат без синтаксиса. Примерно в таком ключе и был составлен учебник, который успешно работал в школе на протяжении 36 лет.

Не так давно мы по собственной инициативе его переработали: многие вещи просто убрали (например, слова, вышедшие из обихода) и дали современные тексты познавательного характера, которые будут интересны ребенку. В Год русского языка при поддержке ректора КРСУ мы переиздали этот учебник, сопроводив его сборниками диктантов и изложений по русскому языку для 5–8 и 9–11 классов с отличными текстами, в которых соседствуют русская и кыргызская культуры, природа, легенды и предания. Мы предлагаем школьникам не механическое письмо, а увлекательный материал, на котором ребенок органично осваивает русский язык, где первичен смысл, а не форма. Главное не заставить ребенка вызубрить падежи, а создать такие условия, в которых он познает мир и одновременно изучает язык, который становится инструментом этого познания.

В результате получился замечательный комплекс, который учителя встретили с благодарностью. Более того, наш коллектив выиграл грант «Послы русской культуры» фонда «Русский мир», и я убедил ректора сделать безвозмездный дар от КРСУ системе среднего образования нашей республики. Привлекли спонсоров, местную горнорудную компанию, и общими усилиями напечатали 700 комплектов, учебников и сборников, которые лично преподнесли преподавателям русского языка в разных регионах Кыргызстана.

Сегодня вы возглавляете Институт русского языка при Кыргызско-Российском Славянском университете. Что это за структура, что послужило поводом к ее созданию и каких результатов удалось достичь за три года с момента открытия?

В 2006 году я стал профессором кафедры русского языка, и меня всегда поражало следующее: у нас в университете есть Иранский центр, Турецкий, Китайский центры – и нет Русского, притом что КРСУ считается флагманом русскоязычного образования. Возникла мысль о необходимости создания внутри вуза Института русского языка, который бы активно и системно занялся вопросами исследования, функционирования, преподавания, изучения русского языка в Кыргызстане. Поначалу инициатива оставалась без ответа. Я начал писать, выступать на открытых площадках со своей идеей, и наконец в 2020 году было принято решение о создании Института, директором которого меня и назначили. Старт нашей работы совпал с периодом пандемии, но даже в таких условиях мы с командой смогли провести большое мероприятие – курсы повышения квалификации «Знакомимся с ведущими русистами из России». Добавлю, со всей России: из Москвы, Санкт-Петербурга, Кемерова, Казани, Воронежа, Красноярска… Ресурсов особых не было, но коллеги с радостью откликнулись на предложение прочесть по паре лекций для преподавателей Кыргызстана. Таким образом сложился трехмесячный курс для 140 учителей русского языка со всей республики – первый, организованный творческим коллективом нашего Института.

Ну а дальше началась кропотливая ежедневная работа. Сегодня, спустя три года, об Институте русского языка КРСУ знают, с нами хотят сотрудничать, мы ездим в разные страны, коллеги приезжают в гости к нам. Институт регулярно устраивает конференции, круглые столы, выездные лекции, курсы. Так, один из наших круглых столов был посвящен защите кириллицы в Кыргызстане. Мы собрали местных специалистов, русистов из Казахстана, Узбекистана, Болгарии, России, а позже на представленном материале выпустили книгу, которую я представлял на Костомаровских чтениях в Москве. Кроме того, мы решили возобновить работу Национальной ассоциации русистов Кыргызстана. По разным причинам в свое время ее деятельность практически сошла на нет, что мне показалось неправильным. Коллеги поддержали инициативу, и так появилась национальная ассоциация русистов ­– Общество кыргызстанских преподавателей русского языка и литературы, которое должно объединить около 7 000 учителей. В актив организации вошли представители всех регионов страны: Иссык-Куль, Нарын, Талас, Баткен, Ош и так далее. Важно, чтобы в каждой области Кыргызстана присутствовал наш представитель, способный организовать работу, связанную с преподаванием русского языка и литературы. А мы в свою очередь будем обобщать лучший опыт местных учителей русского языка, мотивировать действующих педагогов, организовывать для них поездки в Россию, помогать методически – словом, содействовать на местах.

Тема русскоязычного образования в Кыргызстане широко обсуждается в последнее время внутри страны и вне ее: в конце октября вы участвовали в международной конференции «Русский язык – основа интеграционного диалога в регионе СНГ», которая прошла в Санкт-Петербурге, а в начале ноября уже Бишкек принимал форум руководителей школ с русским языком обучения. Как вы могли бы резюмировать то, о чем говорили на этих мероприятиях? И какова ваша точка зрения на настоящее и будущее русского языка в Кыргызстане?

Мне кажется, необходимо развернуть языковую политику государства и вновь направить ее на сближение с русским языком. Чтобы люди, принимающие соответствующие решения, понимали, что русский язык – это в том числе обеспечение безопасности нашей страны. На материале одного кыргызского языка невозможно воспитать квалифицированных специалистов, вырастить разносторонние кадры. Ни в коем случае не утверждаю, что нужно отказаться от кыргызского и отдать первенство русскому. Я выступаю за магистральный путь к билингвизму. Необходимо найти свои сферы полноценного применения для каждого из языков. Например, кыргызский язык – это носитель вековых традиций, истории и культуры нашего народа, а русский – средство познания мира, освоения достижений современной науки и мировой культуры. Именно билингвальность видится мне неким авангардом сбалансированной языковой политики, что должно отразиться в том числе и на учебных планах, образовательных программах и так далее. Сейчас часто забывают о том, что русский – это главный ресурс развития кыргызского языка. Берем, например, словарь кыргызского языка. В нем отсутствуют кыргызские слова, начинающиеся на буквы «х», «ф», «ц», «щ», «в» – и таких букв 11! А если посмотреть на остальные буквы словаря, то там обнаружится множество русских слов – понятий, терминов, названий предметов. И ведь кыргызский язык не пополняется за счет слов из китайского или английского языков! Лексическое заимствование, а значит, расширение кыргызского происходит именно за счет русского языка, который представляет собой практически неисчерпаемый ресурс.

Но ведь кто-то обязательно скажет: так давайте придумаем свои, кыргызские слова!

Уже придумывали! И поняли, что это довольно бессмысленное и бесполезное занятие. Как-то попался мне ролик на YouTube, где девушка задается простым вопросом: как сказать по-кыргызски «помидор»? И предлагает целых четыре варианта, в том числе, например, «алтын алма» – по-русски «золотое яблоко». А может быть, «кызыл тоголок»? — по-русски  «красный кругляшок» Доходит до смешного! Зачем? Есть слово «помидор»: его все понимают, проговаривают, оно укоренено. Зачем называть помидор «красным кругляшком» только на основании того, что это будет звучать по-кыргызски?

То же самое касается остальных слов, которые уже прочно заняли свое место в языке, особенно специальных терминов. Отстраняясь от русского языка, мы теряем научно-образовательную составляющую языка кыргызского. Именно это я имею в виду, говоря о русском как о ресурсной базе. Ведь даже такие англоязычные слова, как «ксерокс», «файл» и так далее, в нашем случае были заимствованы через русский. И мы вновь возвращаемся к билингвальности жителей Кыргызстана: они говорят и думают на родном и русском, а не, скажем, кыргызском и английском.

Что Россия со своей стороны может сделать чтобы помочь продвижению русского, сохранить и расширить возможности по его изучению?

Россия, повторю, уже делает очень много. Взять те же 9 современных школ, которые построит Россия для Кыргызстана и где предположительно будут обучаться около 11 000 школьников – впрочем, если в каждом классе будет по пятьдесят человек, как сейчас, то и все 20 000. Очень важно развивать связи между русистами обеих стран, обеспечивать существующие русские школы учебниками… А главное, чтобы эти инициативы сосредотачивались не только в Бишкеке и крупных городах, но шли в регионы, где живет основное население Кыргызстана. Тогда, уверен, русскоязычная среда обретет второе дыхание.

Текст: Мария Сбоева

Фото: архив М. Тагаева

Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
о РГМ

Рекомендуемое

«Если ты спас чью-то жизнь, это цепляет навсегда». Интервью с Евгением Козеевым, руководителем Всероссийского студенческого корпуса спасателей

20 апреля, 2022

В Зарайске пройдет международный фолк-фестиваль

21 июля, 2022

Мария Захарова напомнила Евросоюзу о праве России на оказание гуманитарной поддержки Донбассу

30 ноября, 2021