«Каждый год в декабре мы, в отличие от героев «Иронии судьбы», идем не в баню, а на дебаты». Интервью с Натальей Бурлиновой, президентом Центра поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия»

23 августа, 2022

Центр поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия» реализует программы, направленные на построение диалога между западными и российскими специалистами в области международных отношений, успешно перенимая удачный опыт коллег. Спектр деятельности «Креативной дипломатии» крайне широк: это и экспертная работа, и создание площадок для дискуссий, и просветительские курсы. В интервью Русской Гуманитарной Миссии президент «Креативной дипломатии» Наталья Бурлинова рассказала о том, чем публичная дипломатия отличается от общественной, до скольки лет современный профессионал считается молодым, чем уникальна программа MeetingRussia и о других проектах Центра.

Как и когда появилась АНО «Центр поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия»?

В 2010 году сформировался коллектив аспирантов Высшей школы экономики, который хотел реализовать себя в общественном пространстве внешней политики. Мы хотели сделать что-то необычное. В те годы все на коммерцию нацеливались. А у нас родилась абсолютно некоммерческая идея – создать «Креативную дипломатию».

А что такое, собственно, креативная дипломатия? Чем она отличается от дипломатии в общепринятом понимании этого слова?

Меня часто об этом спрашивают. Мы запускали проект в период президентства Дмитрия Медведева, тогда были в моде эффектные красивые слова, вот мы и придумали такое словосочетание. «Креативный» — это в первую очередь красивое слово, которое к тому же хорошо сочетается со словом «дипломатия». Вообще же, как мы сами для себя определяем, креативная дипломатия — это дипломатия не классическая, не та, которой МИД занимается. Это то, что делают люди, не связанные профессиональными обязательствами, у которых нет официальных полномочий, поэтому они могут общаться даже тогда, когда диалог по официальной линии затруднен.

«Креативная дипломатия» в первые годы и сегодня: есть разница?

Безусловно, есть. Вначале мы старались поддерживать людей, которые приходили к нам с интересными инициативами. Например, одно из первых наших мероприятий – это Российско-польский форум: в Россию приехали молодые поляки, мы спорили, находили точки соприкосновения, было очень интересно. Сейчас же мы больше занимаемся экспертной деятельностью в сфере науки и научной теории публичной дипломатии. Надо быть адекватным реальности. В 2010-х появился большой спрос на общественные инициативы, форумы, был период потепления российско-польских отношений, и мы соответствовали этому спросу. Вместе с изменением спроса мы переориентировали и свою деятельность, занявшись собственными проектами и аналитикой.

Одна из целей «Креативной дипломатии» — укрепление положительного восприятия России в общественном и информационном пространстве. Как это делается?

Мы работаем с конкретной целевой группой – молодыми лидерами, людьми, которые занимаются международной деятельностью, внешней политикой, с журналистами и так далее. Выстраиваем диалог для улучшения взаимопонимания. Наши проекты часто характеризуют как пример «мягкой силы». Это словосочетание сегодня часто используется. Вообще-то «мягкая сила» — это целая теория, которую разработал Джозеф Най. Мы же предпочитаем использовать понятие «публичная дипломатия», понимая ее как систему органов, ведомств, программ, проектов, благодаря которым и реализуется концепция «мягкой силы». Через публичную дипломатию продвигается позитивный образ страны, формируется ее нормальное восприятие. Джозеф Най, говоря о «мягкой силе», как раз и предлагал создавать привлекательный образ за счет инструментов невоенного характера: образования, обменных программ, туризма и тому подобного. Мы занимаемся этим на своем узком направлении сотрудничества между молодыми экспертами и лидерами. Впрочем, все это было актуально до февраля 2022 года, сейчас же вся работа по формированию положительного имиджа России на европейском и североамериканском направлениях фактически заморожена. Более того, сам Центр «Креативная дипломатия» внесен с санкционный список.

«Креативная дипломатия» позиционирует себя как команда молодых профессионалов. Самому Центру поддержки и развития общественных инициатив уже 12 лет.

По международным стандартам, молодежь считается таковой до 40 лет, а где-то и до 45. Да, у нас в стране это звучит немножко иронично, но по европейским меркам мы все еще молодежь. В конце концов, мы же не на возраст членов организации смотрим, а на возраст людей, с которыми работаем – а это как раз молодежь и по международным, и по нашим меркам.

Насколько широка география «Креативной дипломатии»? Вы сотрудничаете только с представителями европейских стран или есть взаимодействие и на других направлениях?

Приоритетно мы работали с Европой и США. Сейчас, конечно, вынуждены пересматривать направление сотрудничества, все больше взаимодействуем с российскими регионами. Вместе с Российским советом по международным делам, нашим постоянным партнером, запустили исследование публичной дипломатии регионов России. Что касается внешних направлений, то у нас есть определенные контакты и наработки, нам интересны Южная Америка, Африка, страны БРИКС.

Расскажите о проекте Meeting Russia

Это наш флагманский проект. Мы его разрабатывали, опираясь на опыт немецкого Фонда Кербера. Он активно сотрудничает с молодыми лидерами, причисляя к ним людей в возрасте и до 40 лет, и старше. Фонд Кербера отбирает молодых лидеров и приглашает их в Германию, устраивает для них различные мероприятия дискуссионного характера. Я сама была участницей программы Фонда Кербера, числилась в сети выпускников, но недавно вышла из нее – это моя политическая позиция.

Так вот, Meeting Russia — это реализация нами в России подобного проекта. Мы приглашали молодых западных экспертов к дискуссиям о внешней политике нашей страны и вообще о современной России. В дискуссиях принимали участие российские эксперты, чиновники, дипломаты. Иностранным участникам предоставлялась возможность задавать острые вопросы, дискутировать, посещать различные органы власти. Meeting Russia — единственный для всей российской системы публичной дипломатии англоязычный проект, направленный на США и ЕС. Мы, повторюсь, ничего нового здесь не изобрели, а просто использовали зарубежный опыт. Проект работал четыре года и был очень популярен, собственно, из-за него нас и включили в санкционный список. Вот такое своеобразное признание эффективности нашей работы. Сейчас мы решаем, в каком направлении развивать Meeting Russia дальше.  

Что из себя представляет «Специальный курс общественного дипломата»?

Это мое любимое детище. «Специальный курс общественного дипломата» — это образовательно-просветительский проект.  В России сегодня очень мало специалистов, которые хорошо разбираются в том, что такое «публичная дипломатия», чем она отличается от «общественной», что такое «народная дипломатия», как это все вообще уживается. Я, чтобы систематизировать эти понятия, написала учебное пособие, которое было издано Российским советом по международным делам. Но просто пособия оказалось недостаточно, поэтому мы решили открыть просветительские курсы для тех, кто интересуется этой темой. Набор открытый, записаться может любой желающий. Преимущественно же курсы посещают студенты факультетов международных отношений.

Ещё один проект Центра — «Дебаты международников имени С. Кортунова». Для тех, кто не погружен в тему – чье имя они носят и чему посвящены?

Я выше сказала, что наша организация появилась по инициативе студентов и аспирантов ВШЭ. Там работал знаменитый российский международник Сергей Кортунов. Его брат, Андрей Кортунов, сейчас работает в Российском совете по международным делам, Сергей же трагически погиб в 2010 году. Мы очень уважали этого человека и поэтому решили сделать проект в память о нем. Так появились «Дебаты». Раз в год мы выбираем три острые внешнеполитические темы, приглашаем людей с разными мнениями и дебатируем. Проект прижился, он уже больше 10 лет существует. Каждый год в декабре мы, в отличие от героев «Иронии судьбы», ходим не в баню, а на дебаты Кортунова. Вскоре после старта к этим дебатам добавились еще одни — международные, то есть, с участием наших заокеанских партнеров.

Какие планы на будущее у «Креативной дипломатии»?

Все наши проекты продолжаются, просто мы переориентируемся на другую целевую аудиторию, на другие регионы мира. Сейчас большой акцент делаем на изучение потенциала России в сфере публичной дипломатии, в том числе на уровне регионов. Дело в том, что в сфере внутрироссийской публичной дипломатии существует большой разнобой, когда, образно говоря, правая рука не знает, что делает левая. Во время переговоров с нашими региональными партнерами к нам часто обращались с просьбой: «Давайте мы запустим проект, в рамках которого каждый, наконец, будет понимать, кто и что делает». Так появилась идея создать рейтинг регионов и интерактивную карту публичной дипломатии России. Meeting Russia продолжит развиваться, мы получили на него президентский грант. Дебаты, конечно же, тоже будем проводить, сейчас как никогда много тем для дискуссии. Одними американцами здесь дело ведь не ограничивается – есть другие люди, другие страны и другие эксперты, которые могут и хотят принимать участие. Курсы, которые мы проводим, тоже сохранятся. Европейцы сейчас отказываются от сотрудничества с нами, но это, я думаю, временно. Они не смогут построить какую-то стеклянную стену и делать вид, что Россия им неинтересна – накопившиеся вопросы надо будет обсуждать. Мы-то к этому готовы, очередь за ними.

Игнат Матейкин
Поделиться

Слушайте
наши подкасты!

Узнайте больше
об РГМ.

Рекомендуемое

В Берлине стартовала Неделя русского языка

23 ноября, 2021

М. Б. Нагзибекова, профессор Таджикского национального университета, И. Ю. Васильева, заместитель генерального директора РГМ по образовательным проектам: «Русский язык в Таджикистане: новые горизонты»

18 августа, 2017

В Румынии пройдут Дни русской культуры

21 января, 2022